официальный сайт писателя

Катернога

gallery/машинка2
gallery/для всех страниц

     За время бытия в тенетах литературы, мне, Катернога Евгению Андреевичу,  доводилось трижды менять творческое имя. Я работал и под своим ФИО, творил и под псевдонимами:  (Данин-Громов Евгений; Екатеринин Евгений).

 

     Последний псевдоним, Екатеринин Евгений, я принял 13 апреля 2012 года. Он истекал из корней моей фамилии: Катернога.  До сего я называл себя Даниным-Громовым.

      Впрочем, псевдоним Данин-Громов торжествовал в мире литературы с 1991 года до 2012 года. Об этом я сообщил в Ме­ждународную Книжную Палату Украины 24 апреля 2012 года.

     Эпоху Данина-Громова завершила 25 книга «Мой благочес­тивый кот», которую издал в декабре 2012 года. Этот «мини­фолиант» как бы связал два периода моего творчества; эпоху Данина-Громова и временную поступь Екатеринина.

     

   Однако какое обстоятельство обязало менять псев­доним? Буду открыт с честными людьми: плагиаторы. О всех плагиаторах рассказывать не буду...только об одном.

    Однажды направился в одно из посольств Столицы, надеясь проложить дорогу своим сочинениям к «заморским рынкам сбыта», взяв с собою книги 1991 года и книги 1992 года.

Представитель «культурного атташе», разглядывая мои книги, вдруг заявил: «Книжки «Два горбуна» и «Убийство на казанском кладбище» мне предъявлял, как свои собственные, главный редактор литературного журнала «Р», который мы фи­нансируем».

    –– Я  докажу, что это мои сочинения, — возра­зил я, — на странице 13 новеллы «Убийство на казанском кладбище», вписаны в текст дни рождения членов моей семьи: супруги и двух дочерей. Мой день рождения 13 апреля: вот мой паспорт, смотрите.

      Так, без особых  хлопот, я доказал авторство своих книг.

   

    Итак, о себе. Я явился на Божий свет в городе Батуми, хотя должен был родиться во Владивостоке. Мои родители были люди военными: отец, офицер спецслужб, мама — врач. Един­ственный родственник, который оказался на Дальнем Востоке, мой дед, протоиерей Афанасий (Петр) Громов, бежавший от большевиков в двадцатые годы; теперь жил он и светской жиз­нью, и духовной, и занимался моим воспитанием. Чистый образ своего деда я отобразил во многих своих сочинениях.

     По линии отца родные были все больше военными,—...до и после Большевистской революции; по линии мамы, родные строились из священников, врачей.

   Мое существование проистекало необыкновенно живо, ибо мы, «владивостоцкие огольцы», львиную долю времени проводили на брегах Тихого океана и в тенетах Уссурийской тайги. Мои фантастические сочинения, скажем, «Уссурийский призрак», «Часовня Хохочущего кота»,, «Мой благочестивый кот», «Ко­роль околотка», «Пациент доктора Вергинской», отправят чи­тателя в Приморский Край 50-х и начала 60-х годов, пору мое­го детства и зеленого юношества.

    Писать рассказы я стал лет в двенадцать лет. На сие меня настраивали приморские приключения и дед, хранитель биб­лейских историй. Я любил легенды о чудесах. Но фундаментом творчества стал случай и учитель литературы.

     В то время я жил на Украине. Девятый класс. Преподава­телем задана тема: «Николай Гоголь и современность». И при­шло мне на ум написать в сочинении, крамольные слова: «Какой ты, Россия, была 150 лет тому назад, такой и осталась». Решил я поразить учителя и цитатой из поэмы Некрасова Ни­колая, приправленную народным юмором:

 

                                       Кому на Руси жить хорошо?

                                       Буфетчице Нюрке, Гагарину Юрке,

                                       Никите Хрущеву, Леониду Брежневу,

                                       Остальным по-прежнему.

   

       Урок литературы, Михаил Абрамович Голуб, известил класс об отметках за сочинения, не упомянув моего имени. Я поинтересовался своей оценкой, а « старина Майкл», как мы прозывали учителя, ответил: «Удивлен, как ты в своем сочине­нии отправил Чичикова в наше советское время, а он не заме­тил достижений трудового народа и партии? Там, сям, грязь по уши, гуси-лебеди, пьяницы? Позор! Женя, после уроков идем к директору».

     Когда я вошел в кабинет Барабаша В.Г., он спросил: «Щенок, твой дед был кулаком. Родителей срочно в школу»!

Утром моя высокомерная мама нанесла визит директору.

      ––  Мой сын, внук священника, а я дочь священика.

      –– Поп, еще хуже, чем кулак!— вскричал Барабаш. — Кто ваш муж? Наверняка, тоже из князей или графьев?

      –– Подполковник спецслужб, — ответила мама.

    Через день на уроке литературы Михаил Абрамович сказал: «Женя, ставлю тебе две оценки: за политику 2, за изложение темы 5. Общая оценка 3. Ты талантлив, внук попа, хотя фанта­зёр. Детишки,  хороший плод вырастит на хорошо унавоженной почве. Законы биологии непоколебимы. Не ленись, Женька, сочинять, из тебя выйдет толк»...

К 15 летам я написал два фантастических романа.

     

    Первая публикация случилась в феврале 1978 года, был издан в газете «Крымский Комсомолец» рассказ, «Подарок Карлсона». В начале 90-х годов мною было выпущено в свет 6 книг: исторический роман и пять новелл. Регулярно стал издаваться небольшими тиражами с 2000х годов и теперь имею порядка 30 книг объёмом в 250 страниц каждая. Я автор приключенческой литературы. Пишу детективы: скажем, роман «Важняк», который был заказан Генераль­ной Прокуратурой Украины, и первая публикация романа со­стоялась в журнале «Прокуратура. Людина. Держава», был са­мый тиражный роман 2004 года, более 80 тысяч. В 2005 году роман отмечен Международной премией «Золотой Георгий».  

     С раннего детства я был очарован мистическими повестями Николая Гоголя. Первую книгу Николая Гоголя  взял в руки, когда мои родители, и я жили в Пекине. Мама привела меня в библиотеку Российского представительства. Я потерялся в мире книг; мама подозвала мен и протянула мне книгу Гоголя.

     Я издал в начале 90х годов роман «Десница Дьявола». Написал и но­веллу «Проделки мудрого бесенка»: в сочинении майор Кова­лев из Петербурга попадает в наше время, он преследует собственный ноС, который бежал от него. Очень удачной, ибо смех будет терзать читателя, получилась повесть «Красная Борода», продолжение повести Гоголя «Шинель.».

       Моя семья, супруга Виктория Дмитриевна, дочери, Наталия и Полина, — мои спутники в тенетах творческой нивы. Супру­га,  редактор, дети мои неплохие художники.

    Младшая дочь, Полина, профессиональный живописец, ибо окончила Национальный Политехнический Университет фа­культет полиграфии по специальности — график. Многие ри­сунки в моих книгах, обложки книг: её работа. Старшая дочь Наталия, выпускница СПИ, разработала обложки пяти книг, пример: «Два Горбуна», «Козни графа Таро»...

      Кстати, о реальных тиражах сочинений?

Если учитывать произведения, изданные и в периодической печати, то получается тираж .. уж великий. Не менее четверти миллионах читателей услаждались моими работами.

      Однако  по какой причине решил подписывать своей фамилией собственные книги?

    Фамилия Катернога исконно русская; корни ее происходят из 15 века: На Руси, да и в Российской империи, «катерногами» называли кузнецов, которые ковали мечи, клинки и иное оружие,  принесшее  славу нашей нации…

 

                                                                   13 августа 2017 года.  Катернога Евгений Андреевич.

Автобиография